Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

Такого вируса не было со времен «испанки»

Такого вируса не было со времен «испанки»
Фото архив Ольги Адмидиной
В граничащим с Китаем Хабаровском крае растет число заболевших новой коронавирусной инфекцией. Тем не менее, региону удалось предотвратить завоз COVID-19 с территории КНР, да и в общем демонстрировать далеко не пугающие показатели по распространению опасной болезни. О «коронавирусных» реалиях в регионе и особенностях протекания «ковида» у детей рассказала эксперт, врач-инфекционист детской краевой инфекционной больницы им. А.К. Пиотровича Ольга Адмидина.

— Ольга Вячеславовна, как детский инфекционист расскажите, на детей новая инфекция начала распространяться одновременно со взрослыми?

— Надо заметить, что дети начали заболевать намного позже, чем взрослые. Сначала все они лечились с родителями в 10-й городской больнице. И только потом, с 27 апреля открылся инфекционный стационар специально для детей.

— Как переносят COVID-19 дети?

— Они действительно болеют значительно легче. Вообще коронавирусная инфекция – не ковид – среди детей регистрируется в течение круглого года. У нее нет сезонности. Она протекает с катаральными синдромами, то есть насморком, заложенностью носа, кашлем и т.д. Но чаще всего — по типу кишечной инфекции. Поэтому если говорить о коронавирусе, это клиника кишечных инфекций. В основном, в легкой форме.

— Что насчет детского иммунитета от коронавируса вообще и от ковид в частности?

— Пока дети растут, они приобретают иммунитет вообще к коронавирусу. Сейчас мы столкнулись с новым подтипом, и иммунитета нет ни у кого. Но мир уже активно его формирует. Наблюдения китайских коллег, которые первыми столкнулись с ковидом, говорят о том, что дети болеют значительно реже. Могу утверждать, что это связано с перекрестными иммунитетом.

— Как проходит заболевание у детей именно в Хабаровском крае? Есть ли какие-то особенности?

— В регионе оно протекает по типу ОРВИ. Но в некоторых случаях наблюдаются и пневмонии. Больных с пневмонией мы госпитализируем. При легких формах дети остаются лечиться на дому.

— Много деток с пневмониями находятся в стационаре?

— Обычно у нас с пневмониями порядка сорока детишек. Также госпитализации подлежат больные по социальным показаниям – если, например, нет возможности изолировать ребенка, а дома проживают пожилые люди или те, у кого тяжелые, хронические заболевания. Самый маленький из тех, кто у нас лежал — новорожденный, заразился от мамы. Мама проходила лечение в 10-й больнице, а он – в стационаре. В этом случае по определенным показаниям мать положить с ним не могли, но зачастую госпитализируют прямо целые семьи. Могу сказать, что все дети чувствуют себя удовлетворительно.

— Есть тяжелые случаи заболевания у детей?

— За два месяца работы госпиталя ни одного ребенка с положительным тестом на ковид не было в реанимации.

— Какие препараты получают дети с корнавирусом?

— В силу того, что, как я говорила, переносят дети болезнь достаточно легко, они не получают какого-то особенного лечения. Разве что назальный интерферон.

— Как по вашему экспертному мнению, протекает распространение COVID-19 в крае по сравнению с другими регионами ДФО?

— Ну, наш край занимает третье-четвертое место по распространению. Самая большая заболеваемость в Якутии и на Камчатке. Потом Хабаровский край и Приморье. На Сахалине на начало июня были самые низкие показатели – надо сказать, что область очень быстро начала помещать приезжих в обсерватор. Это позволило региону предотвратить распространение. Хотя, конечно, и они не смогли избежать заражений. В Якутии же, как и в Магадане, высокий показатель дали приезжие, которые прибыли на работу вахтовым методом. В Хабаровском крае первые случаи – это приезжие из-за границы, транзитные пассажиры. Но не из соседнего Китая, стоит отметить, а из Европы.

— Но и в Хабаровский край ведь едут на работу вахтовики.

— Да, сейчас едут в том числе на путину, но их «отсекают». Вообще миграция сейчас среди регионов слабо развита. Тем более, что введен режим самоизоляции.

— Как Хабаровскому краю, граничащему с КНР, удалось избежать занесения коронавируса оттуда, из страны, где произошла первая вспышка?

— Когда в конце декабря в Китае начались заражения, краевые власти сразу же ограничили въезд китайских граждан. Поэтому именно из КНР у нас завозов не было. К тому же, мы граничим с северными территориями Китая, а более высокий уровень заболеваемости у них отмечался в южных районах. Мы сдержали наплыв с севера. Надо сказать, что сейчас ситуация обратная. Раньше мы боялись китайцев, теперь китайцы боятся нас. И среди граждан КНР, которые летели домой из Москвы через Владивосток. Потом они отправились к себе в Суйфэньхэ. И при въезде туда у них – 7-8 человек – оказались положительные анализы. Китай тоже, опасаясь, ограничил въезд своих граждан на территорию РФ. У нас, замечу, до сих пор ограничено пароходное сообщение с китайским Фуюанем. Разумеется, авиационного сообщения тоже нет.

— Что можно сказать об интенсивности распространения ковида в регионе?

— Мы отстаем от Москвы где-то на две-три недели. В июне мы регистрировали четкий подъем. В начале месяца фиксировалось порядка 65-70 заболеваний в день. Сейчас уже 80-85. Причем половина из них – это заболевшие с бессимптомными формами.

— Много в регионе отмечается пациентов с тяжелыми формами? Не только среди детей.

— У 20% отмечается легкое течение заболевания. До 30% — пневмонии. В целом можно говорить, что региону повезло – у нас не так много смертей. На 25 июня скончались 27 человек. Это при 1,3 млн населения. Вспышку нам дало село Богородское. Там заболело сразу 160 человек после того, как заразилась медработник. К сожалению, сама она скончалась. Но тут надо заметить, что она изначально не придала должного значения опасности заболевания и не лечилась должным образом. Помимо Богородского очаг возник в Чегдомыне и еще один небольшой очаг в Вяземском. В Советской Гавани, например, как таковых, очагов нет, но население, можно сказать, активно болеет. Но люди все равно ездят – у нас разрешено перемещение не запрещено. И мы, медики, ездим тоже.

Как сейчас обстоят дела с общей медициной в крае – не «коронавирусной»? Как на нее повлияла пандемия?

— Вся медицина, действительно, сейчас перестроена на экстренную помощь. Потихоньку начали оказываться плановые мероприятия – они были все приостановлены. У детишек проводят прививки, но любой контакт повышает иск заражения, потому прививают по индивидуальному графику и с согласованием. Основная часть детей посещает поликлинику только в случае крайней необходимости. Точно также и со взрослыми – все по предварительной записи. Дневные стационары у нас закрыты. Поликлиники работают, в первую очередь, на выявление коронавируса. Но начали работу стоматологии. Хотя экстренную помощь кабинеты оказывали все это время.

— Какие учреждения перепрофелированы под ковидные?

— 10 и 11 городские больницы перепрофилированы полностью. Частично перепрофилировала Втора краевая больница. Большой проблемой остается высокое число бессимптомных больных. Это приводит к тому, что подвергаются опасности медработники, которые не работают с больными коронавирусом. Если привозят, скажем, с аппендицитом – а его как и другие болезни, никто не отменял – тут же берется тест на ковид. И большое число положительных результатов. А ведь в нековидных отделениях медики не работают в специальных защитных костюмах. Потому велика опасность, что они и сами заразятся, и потом заразят пациентов.

— Бывают случаи отказа от оказания помощи со стороны медиков ввиду дополнительной нагрузки?

— Нет, не отказывается никому. Экстренная помощь по-прежнему оказывается абсолютно всем, кто в ней нуждается. Другое дело, если есть возможность амбулаторного лечения. Тогда мы, конечно, рекомендуем его.

— Когда, на Ваш взгляд, здравоохранение сможет вернуться к плановой работе? И чем чреват для детей такой «простой» в плановых осмотрах? Тем более, что скоро в школу.

— Накопится большое количество детей, не осмотренных специалистами. Сейчас будет возвращаться более-менее полноценная плановая помощь, но все равно, по записи, чтобы избежать скученности. Масочный режим останется до конца года точно. Я думаю, в школах введут обработку рук, измерение температуры, по крайней мере, до нового года. Надо заметить, что сегодня у нас в стране введены действительно радикальные меры, потому что мы впервые столкнулись с этим заболеванием. Со времен «испанки» такого не было… Даже энтеровирус, который бывает на территории края, не такой. Его тяжелые формы крайне редки. А взрослые и вовсе им практические болеют. Обычно происходит так – летом дети им отболели, сезон закончился, и все благополучно пошли в школу. А тут мы столкнулись с проблемой, когда, в первую очередь, опасности подвергнуто взрослое население то есть, трудоспособное население. Еще и поэтому такие жесткие меры.

Яндекс.Метрика